Диагностика и лечение вывихов шейных позвонков селиванов никитин

Диагностика и лечение вывихов шейных позвонков селиванов никитин

Повреждения краниовертебральной области

Н. Е. ПОЛИЩУК, А. А. ЛУЦИК, И. К. РАТКИН, М. Н. НИКИТИН

К КРАНИОВЕРТЕБРАЛЬНЫМ повреждениям относятся повреждения первых двух позвонков и их связочного аппарата. Актуальность проблемы диагностики и лечения краниовертебральных повреждений обусловлена значительной их частотой и труднодоступностью обычным методам диагностики, малой информированностью медперсонала о повреждениях этой области.

Многолетний опыт нейрохирургической и травматологической клиник Новокузнецкого ГИДУВа по диагностике и лечению краниовертебральных повреждений обобщен в монографии А.А. Луцика, И.А. Раткина, М.Н. Никитина «Краниовертебральные повреждения и заболевания» (1998).

Клиницисту важно знать строение и движения краниовертебрального сочленения. Особенность анатомического строения и эмбриогенез краниовертебрального сочленения обусловливают характер повреждения этой области (А.А. Луцик, И.А. Раткин, М.Н. Никитин, 1998; З.Л. Бродская, 1987 и др.). Особенностями строения 1-2-го шейных позвонков являются следующие:

1. Точки окостенения зубовидного отростка сливаются с телом аксиса на четвертом-шестом годах жизни ребенка, а его верхушка прирастает в возрасте 8-10 лет (А. Е. Рубашева, 1962), что необходимо учитывать при рентгенодиагностике, чтобы нормальную щель эпифизарного хряща не принять за линию перелома.

2. Зубовидный отросток может не прирасти к телу аксиса (аномалия зубовидной кости), что способствует патологическому смещению атланта вместе с зубовидной костью при незначительном механическом воздействии на шейно-затылочную область.

3. Временное несращение верхушки зубовидного отростка с основной его массой.

4. Врожденная слабость поперечной и (или) крыловидной связок атланта.

5. Ассимиляция атланта — частичное или полное его слияние с затылочной костью.

6. Несращение половин задней дуги атланта (spina bifida posterior occulta) или несращение задней дуги с боковыми массами (spondilolisis), отсутствие задней дуги атланта.

7. Врожденные изменения формы зубовидного отростка (увеличение, уменьшение и др.).

Первый шейный позвонок, располагаясь между черепом и аксисом, принимает на себя всю тяжесть головы. Задняя поверхность дуги атланта вместе с зубовидным отростком формирует атланто-зубовидный сустав Крювелье. Ширина суставной щели между передней дугой атланта и зубовидным отростком (сустав Крювелье) — 1,8-2,2 мм. Движения в суставе в основном вращательные и определяются в следующих размерах: 24,4° вправо и 23,4° влево, 35-55° в обе стороны, 30° в каждую сторону и наконец 40° в каждую сторону (В.Н. Тонков, 1962). В атланто-аксиальном сочленении возможны сгибание, разгибание, боковое колебание атланта вокруг сагиттальной оси одного из боковых атланто-аксиальных суставов. Атланто-затылочные суставы образованы верхними суставными поверхностями атланта и мыщелками затылочной кости. Суставная сумка сустава натянута слабо. Движения в суставе в основном сгибательно-разгибательные в объеме от 35° до 52°, возможны движения наклона -10-10,4° в каждую сторону (К. Сирецкий, 1983 и др.). Вращательные движения практически отсутствуют.

Прочность соединения верхних шейных позвонков с затылочной костью обеспечивается связочным аппаратом — задней продольной связкой — от внутренней поверхности тела затылочной кости кпереди, от края большого затылочного отверстия переходит в позвоночный канал, покрывая заднюю поверхность тел позвонков.

Поперечная связка первого шейного позвонка в виде прочного соединительнотканного тяжа натянута горизонтально между боковыми массами атланта, прикрепляется к шероховатой бугристости внутренней поверхности боковых масс. Охватывая зубовидный отросток сзади, эта связка формирует с ним костно-связочный сустав и препятствует чрезмерному смещению атланта кпереди, упираясь в зубовидный отросток. Поперечная связка очень прочна — выдерживает нагрузку в 130-150 кг. Вместе с верхней и нижней ножками поперечная связка образует крестообразную связку. Кпереди от крестообразной связки расположены две собственные связки зубовидного отростка — крыловидная и связка верхушки зубовидного отростка. Крыловидные связки играют важную роль в прочном соединении черепа с атлантом.

Из задней группы связок следует отметить выйную связку, которая играет важную механическую роль, удерживая все шейные позвонки по отношению к черепу. Выйная связка прикрепляется к гребню затылочного бугра, идя от остистых отростков шейных позвонков.

На уровне 1-го шейного позвонка позвоночный канал имеет форму овального круга с большим поперечным диаметром, а на уровне 2-го форма его бывает овальной, круглой или треугольной. Величина позвоночного отверстия на уровне 1-2-го шейных позвонков составляет во фронтальной плоскости 22-25 мм, в сагиттальной — 14-18мм, диаметр спинного мозга на этом уровне — 8-10-12 мм (А.А. Луцик, И.К. Раткин, М.Н. Никитин, 1998).

Резервное пространство на уровне 1-2-го позвонков составляет спереди: 0,25-0,3 см, сзади — 0,15-0,95 см, cnpaва — 0,2-0,95 см, слева — 0,2-1 см. Спинной мозг чаще располагается ближ к передней стенке позвоночного канала. Твердая мозговая оболочка на уровне 1-2-го шейных позвонков утолщена, прочно сращена с надкостницей большого затылочного отверстия, с задней атланто-затылочной мембраной и выполняет также роль связочного аппарата между позвоночником и черепом.

Вывихи верхних шейных позвонков

диагностика и лечение вывихов шейных позвонков селиванов никитин

Рис. 1.1. Схематическое изображение различных вывихов позвонков
1. Нормальное состояние позвонков.
2. Подвывих позвоков.
3. Скользящий вывих.
4. Опрокидывающийся вывих
5. Сцепившийся скользящий вывих.
6. Сцепившийся опрокидывающийся вывих.
7. Вывих с высоким стоянием суставных отростков.
8. Опрокидывающийся вывих с высоким стоянием суставных отростков.

Вывих позвонка — это частичное или полное нарушение взаимоотношений между суставными поверхностями в боковых суставах позвоночника и (или) в атланто-окципитальных суставах (сустав Крювелье, сустав между зубовидным отростком и зубовидной связкой атланта). Вывихи бывают полные и частичные.

Полные вывихи предполагают полное нарушение взаимоотношений между суставными поверхностями; частичные (подвывихи) — частичное — (на 1/2, 1/3, 1/5 и т.д. переднезаднего размера суставного отростка или его длины).

Сагитальный диаметр суставной поверхности принято называть длиной, фронтальный — шириной суставного отростка (А.А. Луцик, И.К. Раткин, М.Н. Никитин, 1998).

Полные вывихи подразделяются на верховые, сцепившиеся, с высоким стоянием суставных отростков и тотальные. Каждый из них делится на опрокидывающиеся и скользящие.

Верховым называется вывих, при котором задний край вывихнутого нижнего суставного отростка краниального позвонка соприкасается с верхушкой верхнего суставного отростка нижележащего позвонка. Это неустойчивый подвывих.

Сцепившийся вывих определяется при полной утрате контакта между суставными поверхностями (полный вывих), когда верхушки нижних суставных отростков вывихнутого кпереди позвонка опускаются в верхние позвоночные вырезки подлежащего позвонка.

При опрокидывающемся вывихе смещенный кпереди позвонок опрокидывается (наклоняется) кпереди. При этом критическая плоскость позвоночного канала может уменьшаться незначительно.

Скользящим вывихом называется вывих, при котором смещенный кпереди позвонок не наклоняется. Критическая поверхность позвоночного канала уменьшается больше, чем при опрокидывающемся вывихе (рис. 1.1).

Смещения позвонков могут быть одно- и двусторонними, могут сочетаться между собой. Сочетания бывают самые различные: подвывих на одной стороне и вывих на другой; смещение кпереди на одной стороне и кзади на другой и т.д. Схемы приведенных вывихов свидетельствуют, что увеличение наклона вывихнутого позвонка может благоприятно сказаться на состоянии спинного мозга. Это положение касается всех отделов позвоночника и спинного мозга, особенно верхнешейного, где имеются значительные резервные пространства. В атланто-затылочном сочленении различают передние, задние и боковые вывихи головы.

Смещения атланта делятся на односторонние (ротационные) и двусторонние: передние, задние и встречные вывихи и подвывихи. Они могут сопровождаться переломом зубовидного отрстка аксиса (рис. 1.2).

Вывихи делятся на свежие — до 10 дней после травмы; несвежие — 10-28 дней и застарелые — более 28 дней (А.А. Луцик, И.К. Раткин, М.Н. Никитин, 1998). Свежие вывихи легче всего поддаются закрытому вправлению, несвежие — трудно, застарелые редко вправляются.

При вывихах часто повреждаются спинной мозг и его корешки. Вывихи верхне-шейных позвонков часто возникают у людей с аномалиями развития шейных позвонков. Поэтому их следует дифференцировать с патологическими вывихами.

диагностика и лечение вывихов шейных позвонков селиванов никитин

Рис. 1.2. Схематическое изображение атланто-аксиальных вывихов
а — нормальные взаимоотношения атланта и аксиса;
б — передний транслигаментозный вывих атланта;
в — передний трансдентальный вывих атланта;
г — задний трансдентальный вывих атланта

Причинами ротационных подвывихов атланта бывают: прямая травма, непрямая травма, активное действие мышц (Braun, Lewandowsky, 1911; А.А. Луцик и соавт., 1998). Это может происходить в результате удара головой при нырянии в мелком водоеме, вследствие удара по голове сверху, например «доской», сзади по шее, при резкой ротации головы, кувыркании через голову, падении на голову и др.

Клиника подвывихов атланта характеризуется локальной болью и неподвижным состоянием головы или резким ограничением ее движений (В.П. Селиванов, М.Н. Никитин, 1971). Определяется рефлекторное напряжение мышц шеи, поэтому при подъеме из лежачего положения или при попытке лечь больной удерживает голову руками. При вывихах атланта больной нередко удерживает голову руками, так как она «падает». Состояние больных обычно удовлетворительное.

Диагностика основывается на данных осмотра: учитывается вынужденное положение головы — боковой наклон и поворот в сторону. Голова чаще повернута в здоровую сторону. Вращение и наклоны головы в сторону вывиха резко ограничены (рис. 1.3).

При пальпации определяется напряжение мышц шеи, более выраженное на стороне подвывиха боковой массы атланта; локальная болезненность вывихнутого сустава, чаще на стороне под-вывихнутого атланта. У детей удается обнаружить асимметрию положения ребернопоперечных отростков атланта и аксиса кзади от сосцевидного отростка, в промежутке между сосцевидными отростками и углами нижней челюсти. Пальпация задней стенки глотки иногда выявляет костный выступ на стороне вывиха.

диагностика и лечение вывихов шейных позвонков селиванов никитин

Рис. 1.3. Правосторонний ротационный подвывих атланта. Голова наклонена и повернута влево

Часто отмечаются неврологические нарушения со стороны 1-го и 2-го шейных нервов, проявляющиеся болью в затылке, в области сосцевидных отростков височных костей. Редко бывают парестезии этой зоны, верхних конечностей, дисфункция позвоночной артерии.

Дифференциальная диагностика ротационных подвывихов атланта проводится с ушибами, разрывом верхнешейного отдела позвоночника, а также с переломами и вывихами атланта. Для последних характерны прямая травма и тяжелые неврологические расстройства.

Окончательно диагноз устанавливается рентгенологически, по данным КТ и МРТ. На передне-задней проекции обнаруживается асимметрия суставной щели атланто-окципитального сочленения.

Лечение. Первая помощь состоит в иммобилизации шейного отдела позвоночника повязками воротникового типа; насильственного исправления вынужденного положения головы не проводится. Больные транспортируются в специализированные учреждения.

Принципы лечения вывихов позвонков: 1) вправление, 2) удержание, 3) укрепление сочленения, 4) ранняя реабилитация.

Основным в лечении ротационных подвывихов атланта является репозиция смещенного позвонка из патологического в нормальное положение. Это может достигаться: одномоментным устранением смещения, постоянным вытяжением, деротационным вытяжением, оперативным лечением.

Имеется множество методов одномоментного вправления ротационных подвывихов атланта. Одномоментное вправление «рычаговым» методом по Рише-Гютеру быстро и радикально ликвидирует деформацию позвоночного канала.

После репозиции необходима иммобилизация шеи в течение 4-6 нед. Это достигается при использовании различных модификаций воротника Шанца либо гипсовой торако-краниальной повязки.

Несвежие ротационные вывихи вправляются путем постоянного скелетного вытяжения. Желательно, чтобы начальный груз соответствовал 10% массы больного. Вольному вводятся седативные, обезболивающие препараты, ежедневно проводится рентгеноконтроль. Эффект репозиции достигается обычно в течение 5-7 дней.

Оперативное лечение производится при рецидивирующих смещениях атланта или несращении зубовидного отростка.

Переломы и переломовывихи верхних шейных позвонков

Верхние два шейных позвонка (атлант и аксис) представляют собой функциональное единство, участвуя в образовании черепно-позвоночного сочленения.

Различаются повреждения атланта, аксиса и множественные повреждения атланта и аксиса (А.А. Луцик, Н.К. Раткин, Н.М. Никитин, 1998).

Повреждения атланта подразделяются на: растрескивающиеся переломы (Джефферсона), переломы дуг, боковых масс и переломы поперечных отростков, транслигаментозные подвывихи (рис. 1.4).

Переломы атланта, как правило, бывают вследствие удара головой о твердое покрытие, при падении с высоты, ударах тяжелым предметом по голове, падении и ударе затылком. При переломе Джефферсона костное кольцо атланта расширяется, мыщелки затылочной кости сближаются с суставными фасетками аксиса, зубовидный отросток приближается к затылочной кости. Зубовидный отросток может смещаться вентрально (благоприятный исход) или дорсально, входя в большое затылочное отверстие (неблагоприятный исход), вызывая сдавление ствола мозга (рис. 1.5).

диагностика и лечение вывихов шейных позвонков селиванов никитин
диагностика и лечение вывихов шейных позвонков селиванов никитин

Рис. 1.4. Схема Джефферсона (1960), иллюстрирующая механизм возникновения растрескивающегося перелома:
а — 1-го шейного позвонка;
б — локализацию переломов передней и задней дуг атлантаРис. 1.5. Схематическое изображение взаимоотношений верхних шейных позвонков при переломе Джефферсона
а — нормальное соотношение шейно-затылочной области в прямой проекции;
б — при переломе Джефферсона боковые массы смещены кнаружи, происходит сближение мыщелков затылочной кости с верхними суставными фасетками аксиса;
в — нормальные взаимоотношения в боковой проекции (пунктиром обозначены контуры твердой мозговой оболочки);
г — отклонение зуба аксиса вентрально является благоприятным фактором;
д — отклонение зуба кзади представляет опасность для спинного мозга (из схемы Gelehrter, 1962)

Единого мнения относительно стабильности перелома Джефферсона нет. Экспериментальные исследования А.А. Луцика, Н.К. Раткина, Н.М. Никитина (1998) показали частую несостоятельность поперечной связки при переломе Джефферсона, что позволяет отнести этот перелом к группе нестабильных. Следует учитывать и то, что для растрескивающихся переломов атланта характерно повреждение передней и задней дуг атланта. Изолированные повреждения дуг относятся к стабильным переломам.

Диагностика переломов атланта. Переломы атланта характеризуются болью и ограничением подвижности в шейно-затылочной области, затрудненным сгибанием и разгибанием головы.

Рентгенография выявляет латеральное смещение боковых масс атланта, КТ определяет характер и многообразие его переломов.

Лечение больных с переломом Джефферсона в основном консервативное (Я.Л. Цивьян, 1970; Schneider, 1973; Bohler, 1977; А.А. Луцик и соавт., 1998).

При наличии сосудистых или неврологических расстройств применяется вытяжение петлей Глиссона или скобой за теменные бугры массой 2-4 кг в течение 1~4 нед., вправление по методу Мёрла. Иммобилизация проводится торакокраниальной гипсовой повязкой в течение 2-6 мес. в зависимости от степени повреждения атланта. После снятия торакокраниальной повязки рекомендуется ношение воротника в течение 1-2 мес. При переломах дуги атланта сроки иммобилизации сокращаются до 4-6 нед.

А.А. Луцик, Н.К. Раткин, Н.М. Никитин (1998) рекомендуют репозицию перелома Джефферсона по разработанной ими методике.

Изолированные переломы дуг, боковых масс и поперечных отростков, более легкие повреждения, бывают при прямой травме шеи, при резком сгибании и разгибании головы. Клиника их характеризуется болью в шее и затылке, ограничением подвижности головы. При локализации перелома в области борозды позвоночной артерии отмечается замедленная консолидация его с возможным образованием псевдоартроза этой области и вертебробазилярной сосудистой недостаточности (А.А. Луцик с соавт., 1998).

В отдаленный период возможно выявление признаков вертебробазилярной сосудистой недостаточности при переломах ребернопоперечных отростков.

Рентгенография в прямой и боковой проекциях выявляет характер и локализацию переломов. КТ — ценный, однако малодоступный метод диагностики.

Основной способ лечения переломов задней дуги атланта — иммобилизация.

При наличии неврологических нарушений (невралгия малых затылочных нервов, компрессия спинного мозга) применяется ламинэктомия.

Переломы боковых масс атланта также лечатся консервативно: проводится иммобилизация, иногда (редко) — разгрузочное скелетное вытяжение в течение 6-10 дней, с последующей иммобилизацией. При компрессионно-осколочных переломах накладывается торакокраниальная гипсовая повязка на 2-3 мес. При переломах дуг — повязки воротникового типа на 6-8 нед. Средняя продолжительность иммобилизации — 3-3,5 мес.

Транслигаментозные подвывихи атланта

диагностика и лечение вывихов шейных позвонков селиванов никитин

Рис. 1.6. Схема переднего транслигаментозного подвывиха атланта
а — нормальное соотношение атлантозубовидном сочленении;
б — смещение атланта кпереди при разрыве поперечной связки

При этом виде повреждений в результате несостоятельности поперечной связки (разрыв, отрыв) C1-позвонок смещается вентрально (транслигаментозно). Такие подвывихи характеризуются большой частотой рецидивов из-за горизонтальной ориентации суставных фасеток (рис. 1.6).

Причины смещений атланта разнообразны: падение на голову с высоты, удар по голове, автоаварии, встряхивания головой, насильственное сгибание головы, падение при стойке на голове, акушерские пособия в родах, ревматоидные, туберкулезные повреждения поперечной связки и др.

Клиника характеризуется болью в шейно-затылочной области, ограничением подвижности головы в шейной области, тетра-, парапарезами, «ударом тока» вдоль позвоночника, нарушением чувствительности в верхних конечностях, атаксией, болью при глотании, асимметричным положением головы.

Диагностика. Рентгенография верхнего шейного отдела позвоночника в боковой проекции выявляет расширение суставной щели Крювелье. В норме расстояние между задней поверхностью передней дуги атланта и передней поверхностью зубовидного отростка аксиса равняется: в положении сгибания -1,8 мм, разгибания — 2,2 мм, в нейтральном положении — не более 2 мм (Hinck, Hopkins, 1960).

КТ и цифровая спондилография — важные методы диагностики вывихов атланта (рис. 1.7 и 1.8). МРТ позволяет определить не только дислокацию атланта, но и степень компрессии спинного мозга (рис. 1.9).

Рис 1.7. Ротационный вывих атланта по данным цифровой спондилографии

Рис. 1.8. Вывих в атланто-аксиальном сочленении по данным цифровой спондилографии

Лечение. Свежие транслигаментозные подвывихи атланта лечатся одномоментным вправлением с последующей иммобилизацией гипсовой повязкой (Uekerman, 1975).

Лечение предусматривает устранение смещения и стабилизацию атланто-аксиального сочленения. Вправление часто достигается в острый период просто разгибанием головы и шейного отдела позвоночника.
При наличии неврологических расстройств производится вытяжение грузом 2-4 кг в течение 2-4 нед. Иммобилизация осуществляется торакокраниальной гипсовой повязкой в положении разгибания в течение 2-6 мес. (в среднем 3 мес).

М.Ф. Дуров (1985) предложил функциональный метод лечения транслигаментозных подвывихов атланта с помощью измененной торакокраниальной гипсовой повязки. Гипсовый корсет спереди удлинен с упором для подбородка. Сзади шея свободна, голова не фиксируется. Голова и шейный отдел позвоночника удерживаются в положении разгибания. Разгибательные и вращательные движения головой способствуют вправлению подвывиха, удержанию атланта по отношению к аксису в нормальном положении, при этом не происходит атрофия мышц шеи и головы. Пребывание в такой повязке от 2 до 3,5 мес. позволяет вправить даже застарелые подвывихи — до 8 мес. (А.А. Луцик и соавт., 1998).

При наличии спинномозговых расстройств рекомендуется хирургическое вмешательство — атланто-аксиальный спондилодез.

Повреждения С2-позвонка (аксиса) встречаются значительно чаще, нежели переломы атланта.

Повреждения С2-позвонка делятся на переломы зубовидного отростка, переломы дуги, переломы тела, оскольчатые переломы, множественные переломы аксиса (рис. 1.10).

Переломы зубовидного отростка чаще всего бывают при непрямом воздействии травмы, падении с высоты на голову, ударах по согнутой голове, «хлыстовом» ударе, когда имеет место сгибательный или разгибательный компонент травмы. В 1/3 случаев отломанный зубовидный отросток не смещается. При приложении силы спереди он смещается кзади, тогда как при приложении силы сзади — смещается кпереди. Переломы зубовидного отростка относятся к повреждениям, опасным для жизни, которые заканчиваются летально в 5,5-8% случаев (Jahna, 1971).

Рис. 1.10. Варианты смещений при переломах ножек дуги аксиса
а — без смещения; б — сдвиг тела аксиса по ширине вперед («травматический спондилолистез»); в — при сгибательном типе повреждения; г — при разгибательном типе («перелом палача»)

Классификация переломов зубовидного отростка аксиса (по А.А. Луцику, Н.К. Раткину, Н.М. Никитину, 1998):

1. Переломы через основание зуба:

а) без смещения;

б) со смещением:

— кпереди;

— кзади;

— под углом.

2. Переломы шейки зубовидного отростка:

а) без смещения;

б) со смещением:

— кпереди;

— кзади;

— кнаружи;

— под углом;

— с диастазом.

3. Переломы верхушки зубовидного отростка.

4. Переломы через рудиментарный диск — остеоэпифизеолизы.

Переломы через основание зубовидного отростка имеют широкую плоскость излома и после репозиции и иммобилизации хорошо срастаются.

Переломы шейки зубовидного отростка отличаются нестабильностью и в 1/3 случаев заканчиваются псевдоартрозом. После репозиции целесообразно проводить атланто-аксиальный спондилодез.

Клиническое течение характеризуется болью в области шеи и под затылком, резко выраженной неподвижностью головы. Больные поддерживают голову руками. Определяются выпячивание остистого отростка аксиса кзади, выступ на задней стенке глотки, углубление над остистым отростком аксиса — при смещении зубовидного отростка кзади (Я.Л.Цивьян, 1973; Stowsand, 1974 и др.). Неврологические расстройства выявляются в виде тетрапареза, слабости и онемения в конечностях, нарушения дыхания, глотания, затруднения при открывании рта. Могут быть поздние неврологические изменения — преходящие тетрапарезы, плегии, нарушения кровообращения в позвоночных артериях. Неврологические расстройства возможны в любые сроки после травмы: спустя месяцы — годы. А.А. Луцик и соавторы (1998) отмечали неврологические расстройства у 61,7% больных, причем у 27,7% они возникали в поздние сроки после травмы.

Диагностика переломов зубовидного отростка основывается на данных клинических проявлений, пальпации, рентгенографии, выполненной в двух проекциях (боковой и прямой через открытый рот). Диагноз может быть уточнен обычной томографией или КТ. На рентгенограммах определяются линия перелома, смещение отломков зубовидного отростка, увеличение тени превертебральной ткани на уровне переднего бугорка атланта (З.Л. Бродская, 1987).

Лечение больных с переломами зубовидного отростка предусматривает репозицию (при смещении отломка) и иммобилизацию. Репозиция может быть достигнута при одномоментном вправлении по методам Рише-Гютера, Мёрла. При переднем смещении зуба аксиса очень опасным в одномоментной репозиции является разгибание головы, приводящее к травматизации спинного мозга в критическом пространстве между задней дугой атланта и верхнезадним углом тела аксиса (В.П. Селиванов, Н.М. Никитин, 1971). Сроки иммобилизации торакокраниальной повязкой длительные — от 3 до 12 мес. После снятия гипса накладывается воротниковая повязка на 1-2 мес, общий срок применения иммо-билизирующих повязок около 7 мес. В последние годы рекомендуется хирургическое вмешательство (атланто-аксиальный спондилодез) сразу после одномоментного вправления. А.А. Луцик и соавторы (1998) рекомендуют для спондилодеза использование конструкций из титано-никелиевых сплавов с памятью формы либо проволоки с быстро-твердеющей пластмассой. Мы в своих наблюдениях пользовались проволокой с протакрилом либо специально изготовленными в Украинском детском нейрохирургическом центре конструкциями.

Переломы дуги аксиса происходят при прямой и непрямой травме, «хлыстовом» механизме травмы и др. В механизме этой травмы, как и при остальных кранио-вертебральных повреждениях, имеет место «рычаговый» компонент. Наиболее типичными механизмами перелома дуги аксиса являются гиперэкстензионно-компрессионный — вследствие падения на разогнутую голову (Mourques и др., 1973)и экстензионно-дистракционный механизм «перелома палача» (Mazar, 1976; А. А. Луцик и соавт., 1998).

При экстензионно-дистракционном механизме травмы (в результате повешения) происходит перелом ножек дуги аксиса, поперечный разрыв передней продольной связки на уровне С2-С3-позвонков, атлант и тело С2-по-звонка смещаются кпереди. Разрыв передней продольной связки создает угрозу перерастяжения при репозиции этого перелома.

В отличие от механизма «перелома палача» при сгибательном механизме травмы происходит перелом ножек аксиса и тело С2-позвонка смещается вперед, наклоняясь отталкивает, но не разрывает переднюю продольную связку, что является благоприятным для репозиции.

Таким образом, следует различать два основных типа переломов ножек аксиса со смещением: сгибательный и разгибательный («перелом палача»).

Переломы дуги аксиса часто приводят к смещению тела С2 кпереди, то есть происходит травматическая декомпрессия спинного мозга, благодаря чему неврологические расстройства бывают минимальными.

Смещение комплекса атлант-тело аксиса происходит между С2-С3-позвонками — травматический спондилолистез тела аксиса (Kienbock, 1918-1919; Garber, 1964).

Клиника перелома дуги С2-позвонка характеризуется локальной болью, ограничением подвижности головы и шеи, неустойчивостью головы, реже корешковыми и проводниковыми расстройствами, признаками вертебробазилярной недостаточности.

Диагностика переломов дуги аксиса проводится на основании клинической картины и рентгенографии в двух проекциях (В.М. Евдокимова и др, 1976). Для уточнения соотношения переломов и спинного мозга используется МРТ.

Лечение консервативное. При отсутствии смещения накладывают торакокраниальную гипсовую повязку или воротник на 2-3 мес.

В последнее время применяется межтеловая стабилизация (межтеловой спондилодез 2-3-го шейных позвонков из парафарингеального доступа). Хирургическое вмешательство позволяет после удаления диска сопоставить тела и провести межтеловой спондилодез аутокостью или имплантантами. Устранение деформации и надежная стабилизация являются залогом выздоровления больного.

При смещенных переломах показана репозиция (одномоментно), вытяжение с грузом 4-5 кг с последующей иммобилизацией. Предпочтительно скелетное вытяжение за теменные бугры грузом 6 кг в течение 10-20 дней. При незначительных смещениях репозиция не проводится. После вправления сроки тора-кокраниальной иммобилизации составляют от 3 до 5 мес.

Переломы тела С2-позвонка изолированно встречаются крайне редко. Они могут быть поперечными (горизонтальными), отрывными и осколчатыми. Особенностью горизонтальных переломов является трудность репозиции и длительность срастания, что требует продолжительной иммобилизации — 4-5 месяцев.
Осколчатые переломы аксиса часто сочетаются с другими повреждениями С2-позвонка. Диагностика основывается на данных клиники, рентгенографии. Лечение осколчатых переломов С2-позвонка при отсутствии смещений или при незначительных смещениях консервативное — иммобилизация торакок-раниальной повязкой в течение 2-4 мес. плюс 3~4 нед. — воротниковой повязкой.

При смещениях тела С2-позвонка проводится вытяжение в течение 10-14 дней с последующей иммобилизацией.

А.А. Луцик, И.К. Раткин, М.Н. Никитин (1998) выделяют группу множественных повреждений С1-С2-позвонков, так как они характеризуются большей тяжестью течения, сложностями диагностики и лечения. Такие повреждения часто сочетаются с черепно-мозговыми повреждениями, неврологическими корешковыми, проводниковыми расстройствами. Диагноз множественного повреждения первых двух шейных позвонков устанавливается по данным рентгенографии, КТ и МРТ.

Лечение выживших после таких травм больных проводится дифференцированно: одномоментная репозиция путем вытяжения, иммобилизация гипсовыми торако-краниальными повязками в течение 4-6 мес. Применяются и хирургические методы иммобилизации. А.А. Луцик и соавт. (1998) подчеркивают, что повязка по Дурову не может быть применена при транслигаментозном подвывихе атланта с одновременным переломом С1- или С2-позвонков, так как при этом имеется реальная опасность вторичного смещения костных фрагментов.

ЛИТЕРАТУРА
1. БРОДСКАЯ 3. Л. Этапная рентгендиагностика соотношений в краниовертебральной области // Этапное восстановительное лечение заболеваний и травм периферической нервной системы: Сб. науч. тр. — Ставрополь, 1987. — С. 247-251.
2. ЕВДОКИМОВА В. М., САХАРОВ Б. В., РУМЯНЦЕВА Г. И. Рентгендиагностика переломов дужек позвонков // Вестн. рентгенологии и радиологии. -1976.- №3.-С. 24-31.
3. ЛУЦИК А. А., РАТКИН И. К., Никитин М. Н. Краниовертебральные повреждения и заболевания. — Новосибирск: 1998. — 552 с.
4. РУБАШЕВА А. Е. Частная рентгендиагностика заболеваний костей и суставов. — Киев, 1962. — С. 105-184.
5. СЕЛИВАНОВ В. П., Никитин М. Н. Диагностика и лечение вывихов шейных позвонков. — М.: «Медицина», 1971. — 32 с.
6. СИРЕЦКИЙ К. О механизме затылочного сустава и мышечные антагонисты, действующие в окружности этого сустава: Дис. канд. мед. наук. — СПб., 1983.- 77 с.
7. ТОНКОВ В. Н. Учебник нормальной анатомии человека. — Л.: «Медгиз», 1962. — 653 с.
8. BOCHLER J. Verletsungen der Halswirbelsaule und ihre Behandlung // Chirurgie. — 1977. — Bd. 48.-P. 493-497.
9. BRAUN G., LEWONDOWSKY M. Die Verletzungen der Wirbersaule und Ruckenmarks // Handbuch der Neurologie, Nerausgereben von M. Lewon dowsky. — Berlin, 1911. — Bd. 2. — P. 456-499.
10. CRARBER I. H. Abnormalitites of the Atlas and Axis vertebras — Congenital and Traumatic // J. Bone It. Surg. — 1964. — Vol. 46, № 8. — P. 1782-1791.
11. KIENBOCK R. Uber die Verletzungen in Bereiche der obersten Halswirbel und die Formen der Koptverrenkung die typische luxation des Koptes im unteren Koptgelenk (luxation des Atlas) mit Abbruch des Epistropheuszahnes // Fortschr. Geb. Rontgenstr. — 1918-1919. — Bd26.-P. 95-150.
12. MAAZAZ В. С Fracture of the Axis Arch. «Hangmans Fracture» of the cervical spine // Clin. Orthop. — 1975. — V. 106. — P. 155-165.

LDR01082nam#a22002772i#4500
ELAR
20130319235107.9
130319s1971####ru#|||||#||||||||#||rus#d
##
$a 71-32311
##
$a (RuMoELAR)1969-75-20648351
##
$a RuMoRGB
$b rus
$c ELAR
$e rcr
0#
$a rus
##
$a ru
##
$a Р458.195.508.8,0
$2 rubbk
1#
$a Селиванов, Валентин Петрович
$a Диагностика и лечение вывихов шейных позвонков
$h 
$c В. П. Селиванов, М. Н. Никитин ; Под ред. проф. Л. Г. Школьникова
##
$a Москва
$b Медицина
$c 1971
##
$a 327 с., 1 л. табл.
$b ил.
$c 21 см
0#
$a Б-ка практического врача
#7
$a Позвоночник — Вывихи
$2 RKP
1#
$a Никитин, Михаил Николаевич
4#
$a РГБ
$b FB
$j Б 71-33/13
$x 90
4#
$a РГБ
$b FB
$j Б 71-33/14
$x 90
4#
$a РГБ
$b FB
$j Арх
$x 70
##
$a fb20vrus
  •  Add to
  • Published on: 26 December 2016
  • График моих приемов смотрите в GOOGLE календаре
    По вопросам записи или сотрудничества обращайтесь к администратору Александра Коржиневская
    вКонтакте
    Facebook: facebook.com/100011582162868
    телефон: +380953186252 (Viber, WhatsApp)
    Почта: alexandrafish25@gmail.comЛечение в медико-реабилитационном центре «Атлант» Мои ресурсы:Сайт Казака Костоправа /> Медицинский сайт /> Страница вКонтакте /> Канал KazakTv_life Ресурсы АКУ:
    Ассоциация КостоПравов Украины /> Паблик в /> Официальный Канал «Ассоциации костоправов Украины» ВНИМАНИЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ! ДАННЫЙ КАНАЛ В ОСНОВНОМ ПРЕДНАЗНАЧЕН ДЛЯ МОИХ ПАЦИЕНТОВ, КОТОРЫЕ ПРОШЛИ У МЕНЯ КУРС ЛЕЧЕНИЯ.
    БОЛЬШИНСТВО СНЯТЫХ РОЛИКОВ С ЗАРЯДКОЙ И ВЫТЯЖЕНИЕМ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ВЫПОЛНЯТЬ БЕЗ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ КОРРЕКЦИИ ПОЗВОНОЧНОЙ СТРУКТУРЫ И КОНСУЛЬТАЦИИ СО МНОЙ ЛИЧНО!
  • Runtime : 13:48
  • kazak kostoprav казакевич репозиция шея селиванов атлант правка шеи вывихи вытяжение шеи клиника kostoprav никитин одномоментное вправление здоровье kazak медицина здрава вытяжение закрытое вправление казаккостоправ учебник

© ЭА РАМИХ 2004

Л*

ПОВРЕЖДЕНИЯ ВЕРХНЕГО ШЕЙНОГО ОТДЕЛА ПОЗВОНОЧНИКА: ДИАГНОСТИКА, КЛАССИФИКАЦИИ, ОСОБЕННОСТИ ЛЕЧЕНИЯ

Э.А. Рамих

Новосибирский НИИ травматологии и ортопедии

В работе подробно рассматриваются вопросы диагностики, классификации, дифференциации в выборе оптимального метода лечения краниовертебральных повреждений, в частности шейно-затылочной травмы: переломов мыщелков затылочной кости, различных типов переломов атланта, атлантоаксиальной нестабильности, сочетанных переломов атланта, подвывихов и вывихов С^ — С2 позвонков и осложнений, возникающих при подобных повреждениях.

Ключевые слова: краниовертебральные повреждения, шейно-затылочная травма, переломы атланта.

UPPER CERVICAL SPINE INJURIES: DIAGNOSIS, CLASSIFICATION AND TREATMENT PECULIARITIES E.A. Ramikh

The diagnosis, classification, and choice of optimal treatment for craniospinal injuries are discussed. Special attention is paid to craniocervical trauma: a fracture of the occipital condyle, various types of atlas fractures, atlas-axial instability, associated atlas fractures, C1—C2 subluxation and dislocation, and to complications caused by such injuries.

Key words: craniospinal injuries, craniocervical trauma, atlas fractures.

Повреждения верхнешейного отдела позвоночника нередко сочетаются с черепно-мозговой травмой и часто сопровождаются выраженным неврологическим дефицитом, что обусловливает необходимость экстренной диагностики и своевременного патогенетически обоснованного лечения. Труд-нодоступность переходного кранио-цервикального отдела для клинического и рентгенологического исследования, недостаточное знакомство многих травматологов и нейрохирургов с данной патологией, отсутствие в некоторых травматологических центрах современной службы лучевой диагностики (КТ, МРТ, СКТ) являются причинами многочисленных диагностических ошибок — до 50 % и более . Неоднозначно классифицируются повреждения краниоцервикального перехода, многообразные переломы верхнешейных позвонков. Вероятно, в связи

с этим многие травматологи, нейрохирурги по-разному обосновывают и выбирают оптимальный метод лечения особенно тяжелых нестабильных переломов атланта, аксиса и их сочетанных повреждений. В представленной статье, основанной на многолетнем опыте травматологической клиники вертеб-рологического отдела Новосибирского НИИТО и аналитическом обзоре современной литературы по данной проблеме, подробно рассматриваются вопросы диагностики, классификации и патогенетически обоснованного эффективного лечения повреждений верхнешейного отдела позвоночника.

Краниовертебральные повреждения

Шейно-затылочная травма. Затылок с атлантом и аксисом формирует единый функциональный биомеханический комплекс. Любая травма элемен-

тов данного комплекса требует тщательной неврологической экспертизы, оценки костных и связочных структур верхнешейного отдела позвоночника. Для того чтобы определить наличие повреждения, подвывих, вывих, переломовывих в атлантозатылочном, атлантоаксиальном сочленениях, переломы атланта, зуба, дуги, тела аксиса или их комбинацию, разрывы связок — поперечной, крестовидной, крыловидных, определяющих стабильность возникшего поражения, — необходимо хорошо знать рентгеноанатомию краниовертеб-ральной области и нередко имеющиеся при этом аномалии развития и ревматоидные изменения (рис. 1).

Тяжесть травмы верхнешейного отдела позвоночника в связи с его анатомо-функциональными особенностями предопределяется характером, типом повреждения и особенно

лекция

наличием и выраженностью возникающей нестабильности в атлантозатылочном и атлантоаксиальном сочленениях. Вес головы через мыщелки затылочной кости передается на боковые массы атланта, далее — на верхние суставные фасетки аксиса, распределяясь преимущественно (до 80 %) на передние и в меньшей степени его задние структуры. Латеральные массы атланта, тело аксиса стабилизируют осевые нагрузки; зуб аксиса, передняя дуга атланта, нижние суставные отростки аксиса — сдвиговые нагрузки; динамическую нагрузку — флексион-но-экстензионную, ротационную, сдвиговую — воспринимает связочный аппарат. Смещению атланта кпереди препятствует поперечная связка. Осевое вращение головы, во время которого нет костного ограничения, стабилизируют крыловидные связки, являющиеся первичными ограничи-

телями движения в суставах. Связки, стабилизирующие С1—С2, являются также связками напряженности, обеспечивающими вторичную стабильность в суставе Со—С^. Для атлантозатылочного и атлантоаксиального суставов первичные и вторичные стабилизаторы различны. При повреждении различных связок стабильность нарушается неодинаково. При переломе зуба теряется опора для атланта и одновременно исчезает напряженность крыловидных и апикальной связок между основанием черепа и аксисом. Неповрежденная вертикальная часть крестообразной связки сохраняет напряженность между затылком и аксисом. Повреждение вертикальной части крестообразной связки больше дестабилизирует атлантоаксиальный сегмент, чем перелом зуба . Покровная мембрана, желтая связка являются более слабы-

ми образованиями напряженности: при смещении зуба более чем на 6 мм они повреждаются. Оценка стабильности из-за повреждения связочного комплекса сложна и нередко возможна только по косвенным признакам, выявленным при МРТ-исследовании. Дополнительными стабилизаторами являются мышцы. Возникающий при травме мышечный спазм ограничивает патологическую подвижность, что иногда позволяет пострадавшему находиться при нестабильном повреждении в вертикальном положении без внешней иммобилизации.

Шейно-затылочная травма, составляющая, по мнению В.В. Крючкова , 20 % от всех черепно-мозговых травм, — это разновидность нейротравмы, отличающаяся специфическим механизмом повреждения черепа, субтен-ториальных и супратенториальных структур головного мозга, нервно-

Dens axis

Articulatio atlantoaxialis mediana Lig. transversum atlantis

Cavum ai

1. longitudinale posterius

Basis ossis occipitalis

Lig. transversum atlantis Os occipitale

Capsula acticularis ( atlantooccipitalis )

Atlas Lig. cruciforme atlantis

Pars basilaris Canalis hypoglossi Lig. alare

Membrana atlantooccipitalis anterior

Lig. apicis dentis Arcus anterior atlai Articulatio atlantoaxialis me (вскрыт) Capsula articularis

Membrana tectoria Lig. transversum atlantis

Lig. longitudinale anterius

Fasciculus longitudinalis

Capsula articularis

Membrana tectoria (глубокий слой)

,ig. cruciforme atlantis Lig. flavum

Рис. 1

Анатомия костно-связочных структур краниовертебральной области

ЛЕКЦИЯ

сосудистых структур верхнешейного отдела позвоночника и позвоночных артерий. По существу, в единой патобиомеханической системе краниовер-тебральной области это особая клиническая форма черепно-мозговой и позвоночно-спинномозговой травм, отличающаяся механизмом повреждения черепа и верхнешейного отдела позвоночника при падении навзничь или при сильном ударе по затылку. Причем в достаточно многочисленной группе больных с шейно-затылочной травмой только у 4,4 % пострадавших имело место одновременное повреждение атланта, аксиса, мыщелков затылочной кости, атлантозатылочного и атлантоаксиального сочленений . Повреждение затылка и костных структур аксиса у 90 % пострадавших связано с автодорожной травмой . Шейно-затылочная травма является одной из наиболее частых причин смертельных исходов и составляет от 18 до 25 % всех черепно-мозговых травм . Совершенно очевидна необходимость совместных усилий нейрохирургов и травматологов для своевременной квалифицированной помощи данной

категории пострадавших.

Переломы мыщелков затылочной кости. Изолированные переломы мыщелков затылочной кости трудно выявить при стандартной рентгенографии. Асимметрия атлантозатылочного сочленения, увеличение размеров мягкотканных превертебральных образований, выявление фрагментов вокруг большого затылочного отверстия при КТ-исследовании указывают на необходимость более тщательного КТ-исследования с коротким, 1,5 мм, шагом сечения шейно-затылочной области в сагиттальной и коронарной плоскостях. При отсутствии точного представления о характере возникшего повреждения тракцию за череп применять не следует.

Anderson и Montesano , классифицируя переломы мыщелков затылочной кости, выделили три типа (рис. 2).

Пациенты со стабильными переломами мыщелков затылочной кости без асимметрии суставной линии и неврологического дефицита могут успешно лечиться с помощью кранио-цервикального ортеза. Переломы с минимальным смещением требуют

вправления и иммобилизации гало-аппаратом. Переломы с выраженным повреждением связочного аппарата и значительным смещением, нестабильные, требуют открытой редукции, спондилодеза, надежной фиксации. Нестабильность перелома мыщелков затылочной кости иногда выявляется только во время консервативного лечения.

Повреждение с дислокацией в атлантозатылочном сочленении с подвывихом или вывихом головы бывает чрезвычайно редко. В мировой литературе до 1981 г. зарегистрировано восемь случаев . Очень мало пациентов, получивших такую травму, выживает, большинство погибает сразу или через несколько дней. На основании патолого-анатомического исследования ВисМг и ВигкИеаб установили, что вероятность выживания для пострадавшего с шейно-затылочной посттравматической дислокацией в атлантозатылочном сочленении составляет 0,65—1 %. Наиболее частой причиной подобной травмы являются дорожно-транспортные происшествия, в которых человек получает удар в затылок и голова, смещаясь на кольце

I тип II тип III тип

Рис. 2

Типы переломов мыщелков затылочной кости по Anderson — Montesano:

I тип — раздробленные вдавленные переломы основания черепа, стабильные;

II тип — переломы срезывающего типа через затылочные мыщелки, могут быть нестабильными;

III тип — переломы с разрывом крыловидных связок, могут быть нестабильными. Стабильность данных переломов варьирует от вывихов до устойчивых повреждений

атланта, вывихивается кпереди. Обычно неврологические поражения сопровождают эти тяжелые травмы, включая в себя повреждения головного мозга, ствола мозга или самых верхних отделов спинного мозга. При этом названные повреждения часто сочетаются с бессознательным состоянием пострадавшего и нарушением у него дыхательной функции. Нередко одновременно с переломом основания черепа происходит перелом кольца атланта или зуба аксиса. По стандартным рентгенограммам трудно диагностировать такое повреждение. Подобная травма сопровождается образованием локализованных субду-ральной и субокципитальной гематом, которые выявляются при МРТ-иссле-довании. Осевой компрессионный механизм травмы атлантозатылочного сочленения нередко приводит к компрессионному перелому мыщелков или диастазу кольца атланта спереди и сзади.

ТгаупеШ е! а1. классифицировали в шейно-затылочном сочлене-

нии передние, вертикальные и задние подвывихи головы (рис. 3). При этом могут иметь место различной степени краниоцервикальные дислокации, вплоть до полного разделения сочленения. Диагностическое функциональное исследование при осевой тракции, сгибании-разгибании при подобных повреждениях является потенциальной угрозой жизни и поэтому не рекомендуется. Если при МРТ-исследовании выявляется разрыв крыловидных связок и покровной мембраны, то данное повреждение высоко нестабильное . Названный вид травмы шейно-затылочной области часто сопровождается разнообразными неврологическими повреждениями, нейрофизиологические проявления при которых, в частности возникновение крестовидного паралича Ве11, не всегда легко объяснимы .

При лечении указанного вида тяжелейших краниовертебральных повреждений, дающих высокий процент смертности, необходимо прежде

всего учитывать наличие неврологического дефицита, выраженность нестабильности, вызывающей вертикальную и горизонтальную дислокацию, обусловленные повреждением связочных структур краниовертеб-рального перехода. Tuli S. et al. предложили новую классификацию для определения тактики лечения этой тяжелой травмы, основанной на стабильности затылочно-аксиального суставного комплекса, при наличии смещения мыщелков и подтвержденного КТ и МРТ повреждения связочных образований. Эта классификация различает следующие типы: I -устойчивое повреждение без смещения; IIA — устойчивое повреждение со смещением, без связочной нестабильности; IIB — нестабильное повреждение со смещением и связочной нестабильностью. Лечение этих повреждений должно быть направлено на немедленную стабилизацию атлантозатылочного сустава и осторожное устранение дислокации, с защитой и декомпрессией окружающих нев-

I тип

Ш тип

Сагиттальная проекция

Парасагиттальная проекция

Рис. 3

Типы шейно-затылочной нестабильности по ТгаупеНз е! а1.: норма, I тип — передний подвывих, II тип — вертикальный, III тип — задний

ральных структур. После установления диагноза, раскрывающего все особенности травмы, гало-аппаратом чрезвычайно осторожно, с установкой головы в нейтральном положении, осуществляется иммобилизация краниовер-тебральной области. При этом интенсивная дистракция недопустима, при осторожной попытке репозиции тракцию контролируют неврологическим исследованием и последовательной рентгенографией. Для окончательной коррекции положения головы и устранения краниовертеб-ральной неустойчивости осуществляется задний затылочно-цервикальный спондилодез . Окципитоаксиальный спондилодез без фиксации специальной экстра-кортикальной пластиной требует внешней иммобилизации краниото-ракальным корсетом или лучше гало-аппаратом в течение не менее 12 недель. В результате удается получить дорсальный костный блок без неврологических осложнений .

Повреждения атланта. Атлант -кольцевидное, слегка уплощенное костное образование — является своеобразной шайбой, костным мениском, между мыщелками затылочной кости и боковыми массами аксиса, обусловливающим переход движений от сгибательно-разгибательных к ротационным. Боковые массы атланта, имеющие в поперечном направлении клиновидную форму, соединены в единое кольцевидное образование передней и задней дугами. Боковые массы атланта спереди слева направо связывает мощная поперечная связка, обеспечивающая таким образом дополнительную стабильность костного кольца. В результате экспериментальных исследований установлено, что средний предел прочности кажущейся хрупкой кости атланта составляет 2 2 80 N. Средняя деформация, требуемая для перелома кольца атланта, равна 1,57 мм. Переломы кольца С1 больше чем на две части могут происходить от чисто растягивающего осевого, взрывного механизма насилия. При этом кольцо С1 будет ломаться при деформации

в 1 мм. Величина силы, вызывающей перелом атланта, в 3-4 раза превосходит усилие, необходимое для разрыва поперечной связки.

Переломы атланта составляют 10 % от всех переломов шейного отдела позвоночника. В 50 % переломы атланта сочетаются с другими переломами позвоночника, особенно с повреждениями аксиса . Соотношение частоты переломов атланта к переломам аксиса, по данным А.А. Луцика с соавт. , составило 1 : 2. По нашим данным, переломы атланта встречаются значительно реже переломов ак-сиса. При диагностике повреждений атланта следует иметь в виду необходимость исключения дополнительных повреждений позвоночника. Переломы атланта, особенно наиболее тяжелые, со смещением, из-за расхождения фрагментов атланта, расширяющих позвоночный канал, редко осложняются повреждением неврологических структур.

Диагностика повреждений атланта. Эти повреждения большей частью хорошо выявляются при обычной рентгенографии. На стандартных рентгенограммах, произведенных через открытый рот и в боковой проекции, хорошо виден зубовидный отросток и боковые массы атланта, равно удаленные от боковых поверхностей зуба аксиса при отсутствии повреждения. У пациентов с черепно-лицевой травмой рентгенографию через открытый рот, как правило, осуществить не удается. У таких пациентов КТ-исследование позволяет получить представление о пространственных взаимоотношениях боковых масс атланта по отношению к мыщелкам затылочной кости и аксиса. КТ, как правило, необходима всем пациентам с повреждением атланта, независимо от результатов предварительного рентгенографического исследования. Почти всегда КТ позволяет внести существенные коррективы в представления о характере повреждения, фрагментировании в зоне перелома атланта, целостности поперечной связки и наличии ротационного компонента смещения. Смещение боко-

вых масс атланта по отношению к мыщелкам затылочной кости и ак-сиса указывает на перелом атланта. Расхождение боковых масс атланта больше чем на 6,9 мм свидетельствует о разрыве поперечной связки и тем самым выраженной нестабильности затылочно-аксиального перехода . Рентгенограммы в боковой проекции позволяют выявить неоднородность костной структуры атланта по отношению к структуре аксиса. Расстояние между задней кортикальной поверхностью передней дуги атланта и передней кортикальной поверхностью зуба аксиса должно быть меньше 3 мм у взрослых и 5 мм у детей до 6 лет . Скрытая неустойчивость С1-С2 перехода может быть определена функциональной рентгенографией при вытяжении, разгибании и сгибании. В процессе этого исследования может быть выявлена вертикальная атлантоаксиальная нестабильность . Вертикальная атлантоаксиальная нестабильность при переломе атланта, обусловленная расхождением латеральных масс и дислокацией зуба аксиса в сторону затылочного отверстия, сопровождается значительным неврологическим дефицитом. Выявляемые на рентгенограммах признаки отека, увеличение тени мягкоткан-ных превертебральных структур -важный диагностический признак наличия существенной скрытой травмы шейного отдела позвоночника. У таких пациентов необходимы дополнительные КТ- и МРТ-исследования. КТ следует производить от затылка к позвонку С2 в случае подозрения на перелом аксиса. КТ атланта, как было подчеркнуто выше, следует производить с шагом в 1,5 мм сечения.

Классификация переломов атланта. Наиболее часто используемая в клинической практике и основанная на локализации перелома и его стабильности классификация СБ. ЬапбеДз е! а1.

подразделяет все повреждения на три типа : I — повреждение только передней или задней дуги; II — линия перелома проходит через обе дуги;

III (истинные взрывные переломы

Jefferson) — переломы с расхождением кольца в 3-4 местах, при этом боковая масса, как правило, оказывается изолированной. Перелом может быть без или с повреждением поперечной связки (рис. 4).

J.A. Gehweiler et al. описали пять типов: перелом передней дуги, перелом задней дуги, перелом боковой массы, растрескивающийся перелом Jefferson и перелом реберно-поперечного отростка. При использовании КТ для диагностики переломов атланта B. Segal et al. выявили дополнительный тип — оскольчатый перелом боковой массы с преимущественной локализацией повреждения в ее передней и задней частях. Оскольчатый перелом боковой массы обусловлен асимметричным осевым механизмом травмы, при этом голова отклонена от сагиттальной плоскости в сторону смещения латеральной массы. Остеопериостальный разрыв поперечной связки закономерно возникает при этом типе травмы (рис. 5).

Классификация A.A. Луцика с соавт. выделяет еще такие редкие повреждения, как отрыв переднего бугорка атланта и перелом реберно-поперечного отростка, к отдельной группе отнесены вывихи и подвывихи атланта. Переломы атланта изначально обусловлены механизмом травмы. Переломы кольца атланта являются результатом осевой нагрузки, ротации и экстензии головы кзади и вниз, через затылочные мыщелки к латеральным массам атланта. Результатом является расхождение кнаружи имеющих клиновидную форму латеральных масс атланта с переломом, проходящим через дугу спереди или кольцо сзади и билатерально. Величина насилия, своеобразие механизма травмы в итоге предопределяют вид перелома атланта и одну наиболее важную его особенность — стабильный или нестабильный характер повреждения.

Типы переломов атланта. Переломы передней дуги атланта — изолированные переломы переднего полукольца, происходящие под действием флексионно-аксиальных сил, встреча-

ются реже других типов. В результате большого насилия при переломе атланта может произойти значительное смещение переднего полукольца. В этих случаях зубовидный отросток аксиса может сместиться и находиться вне кольца С1. Несмотря на такое смещение, неврологические проявления бывают редко, поскольку происходит расширение позвоночного канала при разгибании головы. Повреждения передней дуги, возникающие при гиперэкстензионном механизме насилия, характеризуются минимальным смещением и оскольчатым, раздробленным характером перелома. Тяжесть перелома зависит от дистрак-ционного повреждения длинных мышц шеи, связочного комплекса, приводящих к нестабильности в суставе Крювелье, выявляемой при функциональной рентгенографии в боковой проекции. Как и при всех повреждениях шейно-затылочного комплекса, важно определить, имеет ли место атлантозатылочная неустойчивость. Рентгенография в боковой проекции при легкой осторожной осевой трак-ции может исключить разрыв связок в этой области и повреждение структур аксиса. Вызывая оскольчатый перелом передней дуги атланта, продолжающийся гиперэкстензионный механизм насилия приводит к дополнительному перелому нижележащих задних структур аксиса. Перелом передней дуги атланта в сочетании с переломом заднего полукольца, как правило, происходит при оскольчатом переломе боковой массы и возникает от асимметрично-осевого механизма насилия, как и при взрывном переломе Джефферсона.

Переломы боковых масс атланта -повреждения, возникающие обычно при осевом асимметричном боковом механизме насилия, они могут быть не замечены на боковых рентгенограммах. Уменьшение высоты боковой массы или неоднородность ее костной структуры, выявляемые при рентгенографии через открытый рот, могут быть единственными признаками наличия перелома, нередко сочетающегося с наружным смеще-

I тип

Рис. 4

Три типа переломов атланта по классификации C.D. Landells et al.

нием фрагментов одной боковой массы. При КТ может быть выявлен разрыв поперечной связки, контралатеральной к травмированной боковой массе. В результате асимметричной осевой нагрузки возникает оскольча-тый перелом боковой массы, ее задней и передней частей, выявляемый только при аксиальной КТ. Каждый из двух оскольчатых переломов сопровождается остеопериостальным разрывом поперечной связки, вызывая атлантоаксиальную нестабильность. Большинство повреждений поперечной связки, встречающихся в месте остеопериостального присоединения, заживают в виде костного сращения . Тактика лечения зависит от наличия или отсутствия при данных повреждениях разрыва поперечной связки атланта.

Переломы задней дуги атланта -переломы, вызванные чрезмерным перерастяжением позвонков вместе с осевой нагрузкой образований затылка и задних дуг Cj и С2. Основываясь главным образом на результатах рентгенологического обследования, H.H. Sherk et al. обнаружили, что среди всех пациентов с переломами атланта у 67 % был перелом задней дуги. A.M. Levine et al. диагностировали у половины пострадавших переломы задней дуги атланта. B. Segal et al. , используя КТ, исклю-

чив оскольчатые переломы боковой массы атланта, выявили переломы задней дуги только у около 25 % пациентов, что, очевидно, более точно отражает истинную частоту данного вида повреждений. При подобных более тяжелых повреждениях могут поражаться в большей или меньшей степени затылочные нервы, вызывающие значительную боль, нарушение чувствительности. Переломы задней дуги атланта обычно устойчивы и успешно лечатся внешней иммобилизацией ортезом или гипсовым воротником.

Взрывные (лопающиеся) переломы атланта с четырьмя фрагментами кольца атланта Джефферсон впервые описал в 1920 г, задолго до появления КТ (рис. 6). Данные переломы — результат осевой чрезмерной нагрузки, вектор силы которой разрывает кольцо атланта на два, три или четыре фрагмента. Фактически лишь некоторые переломы Джефферсона имеют переломы на четырех участках. В настоящее время описаны три типа перелома Джефферсона. При I типе вовлекается одна дуга атланта, передняя или задняя; при II происходят параллельные переломы дуг, как передней, так и задней; III тип переломов включает классический перерыв кольца атланта в четырех точках — это истинный перелом Джефферсона. В данном случае перелом боковой

массы позвонка Сі может простираться на переднюю или заднюю дугу

. Переломы Джефферсона без смещения рассматриваются как устойчивые. Большей частью из-за клиновидной формы боковых масс в момент вертикального осевого насилия при переломе Джефферсона происходит латеральное смещение боковых масс, расхождение кольца атланта. Смещение боковых масс атланта больше чем на 6,9 мм возможно только в результате разрыва или отрыва поперечной связки слева или справа от боковой массы ,

Рис. 6

Взрывной (лопающийся) перелом атланта — перелом Джефферсона

лекция

при этом увеличивается расстояние между передней дугой атланта и зубом аксиса, превышая 3 мм. В процессе рентгенографии через открытый рот в переднезадней проекции выявляется значительное латеральное смещение боковых масс атланта над боковыми массами аксиса, создающее по наружной краеобразующей атлантоаксиального сочленения выраженную ступенеобразную деформацию. Это один из наиболее ярких патогноманичных рентгенологических признаков перелома Джефферсона. Величина ступенеобразной деформации, по существу, определяет степень расхождения боковых масс атланта, позволяя диагностировать стабильность взрывного перелома. Данные переломы часто сочетаются с переломом зуба аксиса и другими повреждениями шейного отдела.

Перелом Джефферсона, возникающий при осевой нагрузке на атлант, вызывающий расширение позвоночного канала, редко осложняется минимальным повреждением неврологических структур, которое имеет хороший прогноз для восстановления неврологического дефицита. Стабильные переломы Джефферсона успешно лечатся внешней иммобилизацией краниоцервикальной области жестким воротником или гало-аппаратом. Нестабильные переломы ат-

ланта, как показывает опыт травматологической клиники Новосибирского НИИТО, могут успешно лечиться гало-аппаратом, при использовании которого большей частью удается осуществить удовлетворительную репозицию смещенных фрагментов атланта и фиксировать атлантоаксиальное сочленение в заданном положении в течение 10-12 недель. При переломе атланта, сочетающегося с переломом зуба аксиса II или III типа либо переломом палача, может быть показано хирургическое лечение, направленное на репозицию смещенных фрагментов, устранение осевой деформации и стабилизацию поврежденных сегментов: трансартику-лярный атлантоаксиальный остеосинтез, винтовой остеосинтез зуба ак-сиса, вентральный межтеловой кор-породез С2-С3 с фиксацией коронарным эндофиксатором либо атлантоаксиальный или окципитоцерви-кальный, С0-С2 спондилодез.

Атлантоаксиальная нестабиль-

ность. Различают три основных вида атлантоаксиальной нестабильности: флексионно-экстензионная, дистрак-ционная и ротационная. . Они могут быть изолированными или, чаще, в различном комплексном сочетании. Нестабильность связана с повреждением структур краниоцер-викального перехода. Поперечная

связка — ключевое образование, целость или повреждение которой определяет величину смещения и нестабильность в атлантоаксиальном сочленении. Если расхождение между передней дугой атланта и зубом акси-са превышает 7 мм, то происходит сдавление спинного мозга между зубом аксиса и задней дугой атланта . Вертикальные смещения атланта на аксисе возникают вследствие расхождения С1—С2 позвонков в атлантоаксиальном сочленении. Вершина зуба аксиса обычно находится в пределах передней дуги атланта или даже каудальнее (рис. 7).

Основной причиной вертикальной нестабильности являются разрыв крыловидных связок и покровной мембраны . Вертикальная нестабильность в этой ситуации проявляется при разрывах в атлантозатылочном соединении.

Травмирующее ротационное смещение атланта на аксисе может быть от незначительного до фактически полного вывиха. Этиология, патогенез, клинико-рентгенологические проявления, особенности лечения данного вида повреждений в нашей стране наиболее обстоятельно исследованы в эксперименте и в клинике М.Н. Никитиным . При рентгенографии через открытый рот зуб аксиса при ротационном смещении распола-

Рис. 7

Схема скиорентгенограммы в боковой проекции затылочно-аксиальной области, обычно используемая для определения базилярной инвагинации зуба аксиса

ЛЕКЦИЯ

гается эксцентрично между боковыми массами, асимметрично изменена высота атлаштаксиальных сочленений. Изменение расстояния между передней частью кольца атланта и аксисом -важный показатель стабильности. КТ хорошо демонстрирует степень их смещения. Fielding и Howkins различают четыре типа ротационного подвывиха, дислокации в атлантоаксиальном сочленении (рис. 8).

Тип А — простое вращательное смещение с неповрежденной поперечной связкой, зуб аксиса рассматривается как центр вращения, эти ротационные подвывихи в атлантоаксиальном сочленении — устойчивые повреждения; тип B характеризуется передним смещением Cj на С2 от 3 до 5 мм с одной боковой массой, обеспечивающей осевое вращение при неполноценной поперечной связке, этот тип повреждения потенциально предполагает возможность непостоянного подвывиха; тип С характеризуется передним смещением атланта более чем на 5 мм, боковые массы или четко находятся в подвывихе, или повреждены, оставляя смещение Cj-C2, фиксируют возникшую дислокацию, дестабилизируя атлантоаксиальное сочленение; тип D встречается редко, в этом случае ротационного подвывиха происходит заднее смещение Cj на С2, это повреждение обычно сочетается со сло-

манным или неполноценным зубом аксиса.

Повреждения спинного мозга при ротационных атлантоаксиальных подвывихах чрезвычайно редки . Наиболее часто выявляется ди-сестезия в результате повреждения корешков позвонка С2. Сдавление или повреждение позвоночной артерии при ротационном подвывихе практически не встречается. После осторожной одномоментной или постепенной тракции и деротации за голову в горизонтальном положении пациента происходит вправление, устранение ротационного подвывиха Cj—C2 позвонков, приводящее к быстрому восстановлению нарушенных спинно-мозговых функций. При выявлении черепно-мозговой симптоматики, чтобы исключить повреждение сосудистых образований, необходимы дополнительные исследования (Doppler, MPT, артери-ография). Лечение должно быть основано на точном диагнозе и классификации повреждений. Начальный этап лечения должен быть направлен на защиту спинного мозга от дополнительного повреждения, устранение любых дислокаций, деформаций и стабилизацию травмированного позвоночного сегмента на весь период репаратив-ной регенерации.

Сочетанные переломы атланта. В 50 % переломы атланта сочетаются

с переломами аксиса и повреждениями других позвоночных сегментов. В этой связи окончательное решение о лечении может быть сделано только после полной оценки состояния позвоночника . Изолированные или отрывные переломы устойчивы и успешно лечатся простыми консервативными ортопедическими методами. Рентгенография в боковой проекции в вертикальном положении важна для идентификации скрытого повреждения связок. Стабильный оскольчатый перелом боковых масс атланта требует жесткой внешней иммобилизации в нейтральном положении краниоцервикальной гипсовой повязкой в течение 12 недель. После трех месяцев внешней иммобилизации восстанавливается стабильность в атлантоаксиальном сочленении, подтверждаемая функциональной рентгенографией в положении сгибания. Для пациентов с сопутствующей челюстно-лицевой травмой кранио-цервикальная повязка оказывается неприемлемой. В этих случаях следует использовать гало-аппарат. Потенциально нестабильные повреждения атланта — оскольчатые, раздробленные переломы передней дуги; взрывные, лопающиеся переломы Джефферсона с разрывом поперечной связки и вертикальным или ротационным смещением поврежденных фрагментов С1 и С2 позвонков — тре-

Рис. 8

Типы ротационных подвывихов в атлантоаксиальном сочленении по Fielding и Howkins

буют иного тактического подхода в выборе метода лечения. Пациентам с таким повреждением на начальном этапе комплексного лечения при скелетном вытяжении в гало-аппарате осуществляется осторожная тракция, репозиция смещенных фрагментов. После репозиции фрагментов достигнутое положение в поврежденных сегментах удается сохранить в гало-аппарате в течение 10-12 недель при строгом контроле за режимом стабилизации в аппарате.

Подвывих или вывих С-С2 позвонков. Ширина сустава Крювилье больше 3 мм указывает на несостоятельность поперечной связки. Заживление такого повреждения поперечной связки у взрослого маловероятно. Вертикальная нестабильность С1-С2 позвонков нечаста и указывает на разрыв крыловидных и апикальной связок. Тракция в этих случаях опасна. Пациентам с такой травмой показан задний окципитоаксиальный спонди-лодез. У пациентов с ротационными подвывихами или вывихами атланта лечение должно быть направлено на раннее закрытое вправление. Грубое смещение может быть устранено тракцией за череп с последующей контрольной рентгенографией. III и IV типы повреждения из-за вероятного разрыва поперечной связки могут потребовать открытого вправления и атлантоаксиального спондило-деза в случае вывиха боковых масс. У пациентов с наличием атлантоаксиальной нестабильности без перелома атланта осуществляется трансартику-лярная фиксация винтами по Magerl или атлантоаксиальный спондилодез . Дорсальный атлантоаксиальный спондилодез с проволочной фиксацией по Gallie не требует субламинар-ной фиксации позвонка С2, но исключает подвижность в атлантоаксиальном сочленении, как и при спон-дилодезе по Brooks . Методика Gallie требует дополнительной внешней иммобилизации и целости дорсальных структур С1 и С2 позвонков. При тяжелом повреждении задний спондилодез по Brooks или по Gallie необходимо дополнить надежной

жесткой фиксацией краниоторакаль-ной повязкой или гало-аппаратом. Использование зажимов Halifax было предложено как альтернатива названным выше методам проволочной фиксации . Хотя экспериментальные, биомеханические исследования показали, что зажимы Halifax обеспечивают такую же фиксацию, как и при методике Brooks , эти устройства не дают каких-либо клинических преимуществ, но сопровождаются неприемлемо высоким числом осложнений . Пациентам со сломанным кольцом атланта и наличием нестабильности между С1 и С2 позвонками показаны тран-сартикулярная фиксация винтами или окципитоспондилодез . В эксперименте было доказано, что самая жесткая стабилизация пораженного атлантаксиального сочленения достигается после трансартикулярной фиксации двумя винтами по Magerl . Однако для полноценного выполнения трансартикулярной фиксации непременным условием является полное анатомическое вправление боковых масс С1 и С2 позвонков. В качестве альтернативы данной методике с успехом может быть использован окципитоцервикальный спон-дилодез с эндофиксацией специальными пластинами или проволокой.

Осложнения. Большинство переломов атланта заживает бесследно . Неудовлетворительные исходы могут быть при неустраненной нестабильности в атлантоаксиальном сочленении или при неустраненном вертикальном смещении зуба аксиса к затылочной кости, большому затылочному отверстию. Такая ситуация создает угрозу повреждения продолговатого мозга и требует хирургического вмешательства. У пациента с подобным осложнением нередко развивается миелопатия. Закрытое устранение вертикального смещения осуществляется посредством скелетного вытяжения. Если при скелетном вытяжении не устраняется вертикальное смещение, то производится открытое вправление и трансартикулярная фиксация С1-С2 позвонков. Если

вправление не удается получить, то осуществляется окципитоцервикаль-ный спондилодез в сочетании с лами-нэктомией позвонка С1.

Несращение после атлантоаксиального спондилодеза имеет место в 4—10 % случаев . Выяснение причин несрастания формирующегося костного блока после спондилодеза требует тщательного изучения предоперационного периода, особенностей техники внутренней фиксации, костной аутопластики. Если технически возможно, трансартикулярная фиксация — предпочтительный вид стабилизации позвоночного сегмента . Особенно эффективен задний спон-дилодез С1—С2 с проволочной фиксацией аутотрансплантатов в комбинации с трансартикулярным остеосинтезом двумя винтами, обеспечивающий формирование полноценного костного блока атлантаксиального сочленения . В клинической практике как вполне приемлемая альтернатива чаще используется окци-питоцервикальный спондилодез.

Затылочная невралгия — редкое осложнение после атлантоокципитальной травмы . Это связано с переломом задней дуги или ятрогенным ущербом при осуществлении спонди-лодеза. Лечение должно быть направлено на декомпрессию и устранение воздействия на корешок С2, вправление и стабилизацию С1—С2 позвонков. Повреждение позвоночной артерии в ранние сроки может не проявляться. Чтобы минимизировать любое компрессионное воздействие или напряженность на артерии, необходимо раннее вправление С1—С2 позвонков. В случае закрытого повреждения а. уеИеЬгаНв в комплекс лечения следует включать противосверты-вающие средства; при открытом повреждении артерии показана моментальная тампонада с последующей попыткой ее восстановления или перевязкой при невозможности восстановления .

Таким образом, в данной статье подробно освещены вопросы экстренной исчерпывающей диагностики, современных, используемых

в клинической практике классификаций и патогенетически обоснованного выбора в многочисленном арсенале консервативных и оперативных методов оптимального своевременного лечения, касающиеся только краниовертебральных повреждений: шейно-затылочной травмы, переломов мыщелков затылочной кости,

повреждений атланта, атлантоаксиальной нестабильности, сочетанных переломов атланта, подвывихов или вывихов С1—С2 позвонков и осложнений при подобных повреждениях. Следующая публикация о повреждениях верхнешейного отдела позвоночника будет посвящена повреждениям аксиса, переломам

зуба аксиса, посттравматическому листезу аксиса, переломам палача и методам лечения таких повреждений.

Литература

1. Громов АП. Биомеханика травмы. М., 1979.

2. Исаев АИ. Судебно-медицинское значение топографического и морфологического исследования травмы головного мозга при падении навзничь: Дис. … канд. мед. наук. М., 1979.

3. Крючков В.В. Шейно-затылочная травма: Дис. … д-ра мед наук. Новосибирск, 2000.

4. Луцик АА Раткин ИК. Никитин МН Краниовер-тебральные повреждения и заболевания. Новосибирск, 1998.

5. Селиванов В.П., Никитин МН Диагностика и лечение вывихов шейных позвонков. М., 1971.

6. Синельников РД Атлас анатомии человека. М., 1972.

7. Anderson P.A., Montesano P.V. Morphology and treatment of occipital condyle fractures // Spine. 1988. Vol. 13. P. 731-736.

8. Beckner MA, Heggeness M.H., Doherty B.J.

Biomechanical study of Jefferson fractures // Spine. 1998. Vol. 23. P. 1832-1836.

9. Brinker M.R., Weeden S.H., Whitecloud T.S.

Congenital Anomalies of the Cervical Spine. The Adult Spine: Principles and Practice. 2-nd edition. Philadelphia. 1997; P. 1205-1222.

10. Brooks A.L, Jenkins E.B. Atlantoaxial arthrodesis by the wedge compression method // J. Bone Joint Surg. Am. 1978. Vol. 60. P. 479-484.

11. Bucholz R.W., Burkhead W.Z. The pathologic anatomy of fatal atlanto-occipital dislocations // J. Bone Joint Surg. Am. 1979. Vol. 61. P. 248-250.

12. Coe J.D., Wardeu K.E., Sutterlin C.E. et al. Biomechanical evaluation of cervical spinal stabilization methods in human cadaveric model // Spine. 1989. Vol. 14. P. 1122-1130.

13. Crawford N.R., Hurlbert R.J., Choi W.G. et al. Differential biomechanical effect of injury and wiring at C1-C2 // Spine. 1999. Vol. 24. P. 1894-1902.

14. Cybulski GJR, Stone J.L, Crowell RM et al. Use of Halifax interlaminar clamps for posterior C1-C2 arthrodesis // Neurosurgery. 1988. Vol. 22. P. 429-431.

15. Davis D, Bohlmann HH, Walker A.E. et aLThe patho-

logic findings in fatal craniospinal injuries // J. Neurosurg. 1971. Vol. 34. P. 603-613.

16. Dickman C.A., Sonntag V.K.H Surgical management of atlantoaxial nonunions // J. Neurosurg. 1995. Vol. 83. P. 248-253.

17. Dickman CA, Sonntag V.K.H. Posterior C1-C2 transarticular screw fixation for atlantoaxial arthrodesis // Neurosurgery. 1998. Vol. 43. P. 275-281.

18. Dvorak J., Panjabi MM. Functional anatomy of the alar ligaments // Spine. 1987. Vol. 12. P. 183-189.

19. Dvorak J., Schneider E., Saldinger P. et al.

Biomechanics of the cervicocranial region: the alar and transverse ligaments // J. OrthoP. 1988. Vol. 6. P. 452-461.

20. Fielding J.W., Howkins RS. Atlantoaxial rotatory fixation // J. Bone Joint Surg. Am. 1977. Vol. 59. P. 37-44.

21. Grob D., Sacher P., Scheier HJ.G. et al. Orthopadische probleme an der oberen halswirbersoule bei kindern und jugendlichen // Orthopade. 1991. Vol. 20. P. 133-139.

22. Grob D., CriscaJ.J., Panjabi M.M et al. Biomechanical evaluation of four different posterior atlantoaxial fixation techniques // Spine. 1992. Vol. 17. P. 480-490.

23. Gehweiler JA, Osborne R.L, Becker R.F. The radiology of vertebral trauma. 1980; 16, Jn monographs in clinical radiology. Philadelphia, W.B. Saunders, 1980.

24. Hadley M.N., Browner C., Sonntag V.K.H. Axis fractures: a comprehensive review of management and treatment in 107 cases // Neurosurgery. 1985. Vol. 17. P. 281-290.

25. Hadley MN., Browner C., Liu S.S. et aLNew subtype of acute odontoid fractures (Type IIA) // Neurosurgery. 1988. Vol. 22. P. 67-71.

26. Hanson P.B, Montesano PX, Sharkey NA et al.

Anatomic and biomechanical assessment of transar-ticular screw fixation for atlantoaxial instability // Spine. 1991. Vol. 16. P. 1141-1145.

27. Heller J.G., Viroslav S., Hudson T. Jefferson fractures: the role of magnification artifact in assessing transverse ligament integrity // J. Spinal Disord. 1993. Vol. 6. P. 392-396.

28. Holness R.O, Huestis W.S, Howes W.J. et al. Posterior stabilization with an interlaminar clamp in cervical injuries: technical note and review of the long term experience with the model // Neurosurgery. 1984. Vol. 14. P. 318-322.

29. Landellis CD, Van Peteghem R.K. Fractures of the atlas: classification treatment and morbidity // Spine. 1988. Vol. 13. P. 450-452.

30. Lee T.T., Green B.A., Petrin D.R. Treatment of stable burs fracture of the atlas (Jefferson fracture) with rigid cervical collar // Spine. 1988. Vol. 13. P. 1963-1967.

31. Levine A.M., Edwards C.C. Treatment of injuries in the C1-C2 complex // OrthoP. Clin. Nort. Am. 1986. Vol. 17. P. 17-31.

32. Levine A.M., Edwards C.C. Traumatic lesions of the atlantoaxial complex // Clin. OrthoP. 1989. N 239. P. 53-68.

33. Levine A.M., Edwards C.C. Fracture of the atlas // J. Bone Joint Surg. Am. 1991. Vol. 73. P. 680-691.

34. McGuire R.A., Harkey HL. Primary treatment of unstable Jefferson fractures // J. Spinal Disord. 1995. Vol. 8.

P. 233-236.

35. Meyer P.R. Cervical spine fractures: changing management concepts // In: The Textbook of Spinal Surgery. Philadelphia, 1997. P. 1679-1741.

36. MonuJ., Bohrer S.O., Howard G. Some upper cervical spine norms // Spine. 1987. Vol. 12. P. 515-519.

37. Naderi S., Crawford N.R., Song G.S. et al. Biomechanical comparison of C1-C2 posterior fixations: Cable, graft, and screw combinations // Spine. 1998. Vol. 23. P. 1946-1956.

38. Neo M, Matsushita M, Yasuda T. et al. Use of an aiming device in posterior atlantoaxial transarticular screw fixation: technical note // J. Neurosurg. 2002. Vol. 97 (1 suppl). P. 123-127.

39. Ransford A.O., Crockard H.A., Pozo J.L. et al. Craniocervical instability treated by contoured loop fixation // J Bone Joint Surg. Br. 1986. Vol. 68. P. 173-177.

40. Roy-Camille R., Saillaut G., Mazel C. Internal fixation of the unstable cervical spine by a posterior osteosyn-

thesis with plates and screws // In: The Cervical Spine. Philadelphia, 1989. P. 390-403.

41. Sasso R.C., Jeanneret B., Fischer K. et al.

Occipitocervical fusion with posterior plate and screw instrumentation. A long-term follow-up study // Spine. 1994. Vol. 19. P. 2364-2368.

42. Segal B., Grimm J.O., Stauffer S.E. Non union of fractures of the atlas // J. Bone Joint Surg. Am. 1987. Vol. 69. P. 1423-1434.

43. Sherk H.H., Nicholson J.T. Fractures of the atlas // J. Bone Joint Surg. Am 1970. Vol. 52. P. 1017-1024.

44. Smith M.D., Anderson P., Grady S. Occipitocervical arthrodesis using contoured plate fixation // Spine. 1993. Vol. 18. P. 1984-1990.

45. Smith M.D., Anderson P.A. Occipital cervical fusion // Tech. OrthoP. 1994; Vol. 9. P. 37-42.

46. Statham P., O’Sullivan M., Russell T. The Halifax inter-laminar clamp for posterior cervical fusion. Initial experience in the United Kingdom // Neurosurgery.

1993. Vol. 32. P. 396-399.

47. Traynelis V.C., Marano G.D., Dunker R.O. et al. Traumatic atlantooccipital dislocation. Case report // J. Neurosurg. 1986. Vol. 65. P. 863-870.

48. Tuli S, Tator CH., Fehlings M.G. et al. Occipital condyle fractures // Neurosurgery. 1997. Vol. 41. P. 368-377.

49. Weiner BK, Brower R.S. Traumatic vertical atlantoaxial instability in a case of atlanto-occipital coalition // Spine. 1997. Vol. 22. P. 1033-1035.

50. Werne S. Studies in Spontaneous Atlas Dislocation // Acta OrthoP. Scand. Suppl. 1957. Vol. 23.

51. Werthheim S.B., Bohlman H.H. Occipitocervical fusion. Indications, technique and long-term results in thirteen patients // J. Bone Joint Surg. Am. 1987. Vol. 69. P. 833-836.

52. Zigler J.E, Boden S, Anderson PA et al. What is new in spine surgery // J. Bone Joint Surg. Am. 2002. Vol. 84. P. 1282-1288.

ЛЕКЦИЯ

Адрес для переписки:

Рамих Эдвард Александрович 630091, Новосибирск, ул. Фрунзе, 17, НИИТО,

ERamikh@niito.ru

Оцените статью
Все про лечение травм и ушибов
Добавить комментарий